"Тоже шарахнет, но не так страшно"

Журнал "Секрет Фирмы" №43 (275) от 03.11.2008

Кризис, накрывший финансовый рынок, докатился до реального сектора. Президент "Натали турс" Владимир Воробьев рассказал, как будет выживать туристическая отрасль.

Кликните
                                                   для увеличения Кликните
                                                   для увеличения Кликните
                                                   для увеличения


"Секрет фирмы": Как финансовый кризис ударил по туризму?

Владимир Воробьев: Унас последствия стали ощущаться буквально в последние несколько дней. Продажи снизились на 20-30% по сравнению стем, что было до кризиса, ис теми прогнозами, которые мы строили. Является ли это катастрофой? Наверное, нет. Нам не надо останавливать производство, потому что все производство втуризме — на базе компьютера. Сэтой точки зрения нам гораздо легче пережить кризис, чем какому-нибудь сталелитейному предприятию. Помогает ито, что сейчас летний сезон завершился, азимний еще не начался. Имы оперативно можем изменить количество самолетов иотелей, которые будут предложены на рынке.

Вообще, последние несколько лет туротрасль росла высокими темпами. Внатуральном выражении компания "Натали турс" — на 30-40% вгод. Такие же показатели демонстрировали остальные лидеры. Поэтому сейчас небольшой откат, может быть, даже будет на руку. Появится время подумать оросте производительности труда, повышении квалификации кадров.

СФ: Вы уверены, что откат будет небольшим и, упав на 20-30%, рынок достиг дна?

ВВ: Явспоминаю 1998год. Падение было, нокак раз такого уровня. В1999-м объемы продаж по Испании, нашему основному направлению, снизились где-то на 30%, ауже начиная с2000-го стали восстанавливаться. Откат был краткосрочный.

СФ: Дефолт 1998-го был проблемой отдельно взятой России. Сейчас кризис общемировой. Его сВеликой депрессией сравнивают.

ВВ: Опять же сточки зрения туризма это, может быть, даже лучше. Потому что когда кризис шарахнул вРоссии, моментально отельеры сказали: "Ага, этим русским отели не понадобятся",— иначали распродавать их на другие рынки. Сейчас этого нет. Они, наоборот, смотрят внашу сторону иговорят: "Ага, уних тоже шарахнет, ноне так страшно, как вАнглии или Германии". Ипродолжают номера держать под российский рынок. Сэтой точки зрения нам проще.

СФ: Отельеры дают более выгодные условия?

ВВ: Пока нет. Конечно, сильно переживают, что же будет на следующий год. НоРоссия — это рынок last minute (туры, продающиеся впоследний момент.— СФ). Есть надежда, что успеют все-таки российские туристы вскочить впоезд ипродажи выровняются. Пока шквала спецпредложений, например ототелей Таиланда или Эмиратов, мы не видим.

СФ: А вы сами верите, что россияне вскочат впоезд?

ВВ: Глубина продаж, понятно, снизилась. Если впрошлом году вэто время Новый год активно продавался, тосейчас продажи вялые. Сдругой стороны, два-три года назад ситуация была такой же. Тогда новогодние продажи стартовали только вдесятых числах ноября. Думаю, шквал продаж начнется сразу после ноябрьских праздников. Несидеть же вРоссии 10дней имерзнуть.

"Даже арбитраж не успеешь выиграть"
СФ: Рост на 30-40% вгод наверняка не давался даром. У"Натали турс" серьезная долговая нагрузка?

ВВ: Мы всегда очень осторожно относились кзаймам. Как-то ине пришлось особо брать кредитов под развитие бизнеса. Поэтому сейчас чувствуем себя уверенно.

СФ: Есть ли, по-вашему, туроператоры, чья долговая нагрузка вситуации кризиса кажется рискованной?

ВВ: Мы получаем полуофициальную информацию отом, что несколько ведущих операторов последнее время активно занимали убанковских структур ипод оборотные средства, ипод развитие. Конечно, сейчас уэтих компаний наступят тяжелые времена.

Основным игроком на туристическом рынке является Мастер-банк. Всвое время он был уполномочен "Аэрофлотом" на предоставление банковских гарантий туроператорам, поэтому традиционно некоторые туркомпании имеют сним хорошие, доверительные отношения. Говорят, там достаточно серьезные кредиты выданы, ичто еще на шесть месяцев, где-то до марта 2009-го, они продлены.

СФ: То есть операторы должны были погасить кредиты осенью, ноне сделали этого?

ВВ: Да. Правда это или нет — не думаю, что кто-то будет особо распространяться.

СФ: Возможны ли крупные банкротства на туристическом рынке?

ВВ: Надо понимать специфику бизнеса. Она заключается втом, что мы кредитуемся туристами. Условно говоря, туры оплачиваются за три недели до вылета, аоплата услуг партнеру производится через неделю или две после того, как турист прибыл на отдых. Поэтому впервую очередь пострадать могут принимающие компании иотели.

Что касается туроператоров, тоуних кассовый разрыв, когда не хватает денег на операционную деятельность, возникает где-то вконце января ипродолжается до конца апреля, когда начинаются активные продажи лета. Ноэти три месяца пережить не составляет больших проблем. Поэтому яне ожидаю громких банкротств. Банки тоже прекрасно понимают: если деньги появляются вапреле, какой смысл создавать проблемы вфеврале? Можно пару месяцев подождать. Запару месяцев даже арбитраж не успеешь выиграть.

СФ: Многие туроператоры рассчитывают, что покроют издержки ввысокий сезон, когда туристический поток возрастет. Ночто будет, если продажи илетом окажутся меньше, чем ожидалось?

ВВ: Еще раз подчеркну: туры покупаются заранее, поэтому туроператоры могут направить месячный оборот на то, чтобы расплатиться по прежним долгам. Ачто такое месячный оборот? Например, вситуации "Тез тура" это покрайней мере $100млн. Если брать "Капитал тур" — $25-30млн. Если финансовый менеджмент компании работает правильно, тодаже вусловиях кризиса проблему можно преодолеть. Понятно, что если компания накопила долги, превышающие ее месячный оборот, это не есть хорошо. Можно ли было накопить такие долги? За прошлое лето можно было.

"Издержки перекладывали на туроператоров"
СФ: Чем был так плох минувший летний сезон?

ВВ: Это не связано стеми процессами, которые обострились сейчас. Летом наблюдалось резкое удорожание авиационного топлива. И, как следствие, рост издержек опережал рост доходов компаний. Нувот, например, если впрошлом году всреднем кресло на Таиланд обходилось примерно в$700, товэтом уже $950. Цены стали расти буквально спервых чисел июня, когда программы уже были сверстаны исамолеты полетели.

СФ: "Натали турс" повышала цену на туры задним числом?

ВВ: Закон отуристической деятельности позволяет ставить перед туристами вопрос об изменении стоимости договора. Инекоторые операторы, восновном второго-третьего эшелонов, так ипоступали. Компании ведущие, ккоторым имеет отношение "Натали турс", старались как-то прогнозировать подобные вещи ине допускать перекладывания проблем на туристов.

СФ: Сильно пострадал туристический рынок из-за коллапса AirUnion? Все-таки не последний перевозчик...

ВВ: Но ине первый. Вэтом году они уже по весне отдали приоритет регулярным рейсам, ичартерных программ уних было незначительное количество. Так что потери минимальные.

СФ: С учетом цены на авиакеросин крах каких-то перевозчиков ожидаете?

ВВ: Нет. Нельзя сказать, что кто-то из основных игроков сейчас зашатался. Кроме того, как это ни парадоксально, рынок чартерных перевозок оказался для компаний вэтом году более рентабельным, потому что по чартерным рейсам авиакомпании все издержки перекладывали на туроператоров, апо регулярным были вынуждены брать на себя. Вчастности, "Красэйр" (основная авиакомпания всоставе AirUnion.— СФ) поэтому иполучила финансовые проблемы.

СФ: На базе AirUnion, ГТК "Россия" и"Атлант-Союза" создается новый авиаперевозчик. Есть ли уже понимание того, как он будет сотрудничать стуротраслью?

ВВ: Пока нет. Договоры на зимний период с"Красэйром", разумеется, уже не заключались. Коммерческие службы ГТК "Россия" и"Атлант-Союза" действуют самостоятельно. Будет новая структура — наверное, назначат ответственного.

"Я не вижу горячих голов"
СФ: Какие антикризисные меры разрабатывает "Натали турс"?

ВВ: Как всегда, впервую очередь страдает маркетинговый бюджет. Вкрайнем случае отрекламы на телевидении откажемся. Это как-никак $5млн.

СФ: Кадры сокращать не собираетесь?

ВВ: Унас традиционно есть небольшая текучка, которая сейчас резко замедлилась. Тем не менее обычно за зимний период штат сокращается на 15-20%, потому что сотрудники сами увольняются, ановые на их место не принимаются. Набор начинается смарта. Если мы подойдем кмарту спониманием того, что рынок не вырастет, значит, мыпросто сократим пустые штатные единицы.

Вообще уменя достаточно оптимистичный взгляд на события. Втом числе потому, что остановился рост зарплат на рынке. Запоследний год они выросли на 50%, что значительно опережало рост производительности труда ивело кснижению рентабельности. Теперь при сокращении объемов явсегда необходимую мне прибыль доберу ростом рентабельности.

СФ: Почему вы уверены, что сможете увеличить рентабельность на падающем рынке?

ВВ: Рентабельность повышается за счет увода продукта из спецпредожений внормальные продажи. Асделать это возможно за счет снижения объемов. Яне вижу сейчас горячих голов, которые хотят воспользоваться ситуацией иувеличить свои рыночные доли — слишком высока цена. Если раньше сложно было договориться, чтобы вместо явно лишних двух рейсов поставить один, поделив его пополам, то сейчас удается это сделать. Еще год назад мы при таких продажах давали бы инструкции отделу маркетинга опускать цены. Сейчас иначе. Спроса нет? О'кей. Урезаем объемы до того спроса, который есть.

Вот компаниям, которые имеют большие задолженности ипривыкли последние несколько лет существовать за счет перекредитования, видимо, придется серьезно задуматься опоиске стратегического партнера или инвестора.

СФ: Кстати, недавно TUI Mostravel Russia и"ВКО Тревел" заключили стратегическое партнерство — будут совместно работать вЕгипте. Как, по-вашему, заэтим стоит нечто большее?

ВВ: Ни для кого не секрет, что сейчас компания TUI Travel PLC вместе сгосподином Мордашовым (Алексей Мордашов , владелец компании S-Group Capital Management.— СФ) задумали процесс структурирования рынка. Неготов комментировать, произошла ли там сделка по ВКО или же они заключили договор предварительный. Ното, что объявленное стратегическое партнерство — элемент этой сделки, уменя лично сомнений не вызывает. В том, что TUI на этом не остановится, уменя тоже сомнений нет. Абсолютно ясно, что Thomas Cook даже при всех тех финансовых проблемах, которые возникли, встороне стоять не будет. Дальше, есть "Интурист". Наверное, другие участники рынка будут думать, примкнуть им ккому-то или играть самостоятельно. Процесс, впринципе, идет. Непозднее чем через два-три года рынок будет консолидирован.

СФ: Что значит консолидирован?

ВВ: Это означает, что два-три ведущих игрока будут контролировать 70% рынка. Ну, или три-четыре.

СФ: Вы, конечно же, видите "Натали турс" вэтой тройке-четверке?

ВВ: Время покажет. Мыне стоим встороне от процесса.

"20-30% фирм тихо закроются"
СФ: До сих пор мы говорили отуроператорах. Как кризис затронет турагентства?

ВВ: Турагентствам гораздо тяжелее. Уних серьезные постоянные затраты — аренда офисов, впервую очередь. Мыможем сократить программы, поднять отпускные цены итем самым компенсировать падение объемов. Агентства не могут этого сделать. Яне думаю, что сейчас арендодатели начнут "входить вположение" иснижать арендные ставки или туроператоры — повышать агентскую комиссию на 30-40%. Поэтому для агентств снижение объемов на 20-30% может привести ктому, что они начнут выходить вотрицательную рентабельность. Ив агентской среде, яполагаю, зимой может произойти очень серьезное сокращение: 20-30% фирм тихо закроются.

СФ: Кто первый кандидат на выход?

ВВ: Впервую очередь небольшие агентства, которые открывались последние несколько лет, где работают собственники. Для них такое решение может быть достаточно легким.

СФ: Вкаком смысле?

ВВ: Муж закрыл исказал: "Жена, теперь ты сидишь дома иуделяешь время ребенку". Плюс для всех, впервую очередь для ребенка.

СФ: Для этого хорошо еще, чтобы муж где-то работал.

ВВ: Ну понятно. Конечно.

Текст: Дмитрий Крюков